• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: терапия (список заголовков)
22:19 

Под крышей домаааа моего :)

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
Моя тер сейчас как коршун нацелилась на достижение мной неких жизненных реальных вещей. Я очень долго жила в отрыве от чего бы то ни было реального — отношений, поступков. Только работа, только кино/сериалы/книжки/игрухи. И вот мы дошли до определённых очень травматичных вещей, завязанных на самые тёмные мои ощущения, идущие из глубокого детства, из которых и растёт всё «хиккство». А тер как давай давить, что, мол, надо заводить реальных людей и отношения. Причём, всё очень иносказаниями происходит, и я туплю, даже сообразить не могу, почему тема суицидных настроений переходит в «заведи себе того, кто подержит на ручках». Я против того, чтобы кто-то держал на ручках. Это бессмысленно и бесперспективно. Заявляю это с двухтысячепроцентной уверенностью, как человек со страшной дырой в сердце, которая не восполняется никаким вниманием. И вот в процессе придумывания, как же объяснить теру свою точку зрения, созрел такой образ...

Отношения — они как крыша дома. Если их нет, то снег, дождь, ветер делают твою жизнь неуютной. Да, ты можешь всегда смотреть на звёзды и постигать суть мироздания, но холодно. Однако «долюбленность», которой хочется, к которой я стремлюсь (те самые «ручки» на которые просится внутренний искалеченный ребёнок) это фундамент. И пока фундамент полуразрушен, стены исходят трещинами, кренятся, крыша разваливается. Ничего не будет, пока не выстроишь фундамент.

Причём, тера я в этом образе вижу как временный тент. Дом-то всё равно — я, уйти некуда. Потому, пока ведутся ремонтные работы, надо натянуть хоть плёночку, чтобы не капало. А стены — защита и социальные навыки, актуальные для «меня-сейчас».

Причём, я же это давным-давно знаю, сто лет назад стишок написала об отношениях, как крыше (оно простенькое, но милое — и по теме):

Так хочется быть крышей —
Надвершием уюта, —
И мокнуть черепицей
В осенней мерзлоте.
А потолком всё слышать,
Как тянутся минуты,
Как радостно не спится
Любимому тебе.

@темы: терапия

13:18 

Why does he do that?

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
За окном зима, и почему-то очень, очень уютно на душе. Высовываю нос в щёлку приоткрытого окошка, дышу морозной свежестью, любуюсь зачаточными сугробчиками и возвращаюсь домой. А дома тепло и так хорошо. Кошки сладко дрыхнут.
А я живу под впечатлением от книжки «Why does he do that? Inside the mind of angry and controlling men», на перевод которой дала ссылку transurfertransurfer. Кусками (кусками!) цитируется моя жизнь в самых жутких за всю мою жизнь отношениях. И столько гнева — убиться можно. Наконец уже гнев, а не слёзы или холодная невозможность что-то почувствовать. А ещё такое ощущение, что под ноги вернулась земля. Впервые за 10 лет.
Пару месяцев назад я находила упоминания о похожей работе Сюзен Форвард, которая давала тому же типу мужчин определение мизогин (вот тут комментарии Ольги Подольской по поводу терминологии Форвард). Тогда я прочитала только доступное введение, потому сравнивать трудно. Но такое ощущение, что Банкрофт или разобрался гораздо глубже, отбросив всё ненужное, или изначально поставил перед собой задачу не теоретизировать, а написать ясную инструкцию — как освободиться. К примеру, он обходится вообще без реверансов в сторону взаимной ответственности. Очевидно, что ответственность взаимна, но беда в том, что простое понимание простой вещи превращается в ещё одну ловушку для терроризируемых женщин. А задача — обезвредить все до одной ловушки. Это как учебник по приёмам самообороны. Тренер не будет разводить демагогию об ответственности насилуемой женщины — он даст ей самые действенные инструкции по исправлению ситуации.
В общем, я в хорошем, злом, глубоком потрясении. Спасибо gingemaГингеме за перевод!

А ещё поразило, что у меня-то был Мистер Истина, а отчим — Террорист, но если верить Банкрофту, то они суть одно и то же. И внезапно становится понятно, откуда растут ноги у моего желания выбирать для себя унижающих уродов.

@темы: терапия, дневничковое

14:12 

Good wife s3e04 "Feeding the rat"

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
Алекссофт почему-то до сих не выложил оригинал Good wife s3e04. А Good wife один из двух длящихся сериалов, которые я принципиально смотрю только с сабами (второй - Fringe). Пиратбэй у моего прова перестал работать несколько месяцев назад (чертовски досадно, но чего сделаешь-то). В общем, нашла на рутракере только что, скачала, посмотрела.
Я понимаю, что моим заметулькам далеко до обзоров Артанис, но написать всё равно хочется. Пусть и сумбурно.

Главное, что я поняла после этой серии — читать дальше

И мне даже нисколько не смешно выстраивать громоздкие теории, потому что Good wife сделан именно на таком уровне, когда все психологические соответствия реальны, изменения в персонажах не высасываются из пальца. Спасибо CBS! Не припомню сериала такой же достоверности, дожившего до третьего сезона. 8)) И не забываем про отличную юридическую составляющую.

@темы: терапия, сериалы, актёры, good wife, fun

11:55 

Моя любовь

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
13:39 

Нам песня строить и жить помогает

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
Обучение вокалу всегда происходит через кучу парадоксов. Петь а, но думать о в нёбе и и в глотке (это у всех по-разному). Чтобы запеть красиво, надо изобразить одновременно дебила, чайку и какашку под носом. Чтобы петь выше, надо брать ниже. Ну и всё время. Всё наоборот. Мне в последние уроки тот же парадокс, какой я пыталась постичь годы, наконец начал со скрипом даваться — чем ниже я считаю свой голос (вопрос не ноты, а тембрального наполнения), тем спокойнее получается брать высокие ноты. Ну то есть, признать свой голос низким, тёмным, глубоким, не подражать (бессознательно, чесслово, но необоримо) Богушевской и Гиббонс. Вообще — не подражать.
Затык исключительно психологический — и начал сниматься после года терапии. Наверное, всё же не совпадение. Ну или совпадение, и я перешла какой-то рубеж вокального опыта.

Притащила ЛИ ноты «Монолога волшебника» и «Прощальной песни» (из «Обыкновенного чуда»). И как они поются! Офигительно! И они так-то совсем не низкие. Но я не чувствую высоты, не тянусь к ней, как раньше, не надрываюсь: очень мягко выходит. ЛИ с радостной гордостью и выражением «накосявыкуси!» припомнила мне все мои сомнения, драматическое ли у меня сопрано, или всё-таки меццо: «Ирина, вот смотрите, ваш голос сам ведёт вас наверх».
Ну вообще странно спорить со спецом её уровня насчёт технических характеристик звучания. 8) Но я, конечно, не могла не мучаться несколько лет — меццо или драм?! Мне лишь бы помучаться. Тут ещё такое дело: почти сразу, как я к ней пришла, она с изумлением отметила, что у нас с ней голоса практически идентичные. На втором году записывала на ленту и давала знакомым слушать (на первом году мы с узлами на связках боролись, не до записей было). Все говорили — один голос. А у неё (не хвастаюсь, это опять-таки просто техническая характеристика) уникальный тембр. Это, возможно, меня как-то тормозило в понимании, что голос всё-таки мой. Я же известное мартышко-повторяшко.

Ну вот, а щас я выпеваю «...И плоть, и страсть!» и мурашками покрываюсь от восторга и, омайгад, небывалой лёгкости этого фадиеза. Тем более, что мы не академически поём эти вещи, а «мюзиклово». В сторону мюзикловости мы решили двигаться после нескольких лет битвы за то, чтобы я не пела эстраду. Ну а мне нафиг ЭСТРАДА? Я просто хочу петь. Ну не могу я не петь. Я просыпаюсь — пою, работаю — пою, гуляю — пою. И каждый раз это отбрасывало назад в обучении, потому что везде кроме уроков я пела неправильно. Но завывать академически всё-равно не хотела. Это уж слишком для применения в быту и рок-н-ролле, ящитаю. Я долго таскала ЛИ моих любимых Лию Мишель, Эми Ли, Анну Герман, и наконец приняли совместное решение, что это будет мюзикловое пение. Но битва со своей башкой за никому-не-подражание и естественно-низкий-тембр ещё предстоит грандиозная.

Пока пытаюсь компромиссными мерами подражать, но тем, кто поёт тембрально низко и красиво:
David Gahan (обожаю его нереально!)
Toni Braxton (это которая «Unbreak my heaaaaaart, say you looove me agaaaain»)
Лера Массква (не ржите только)
Ольга Арефьева
Sian Evans (Kosheen)

Кто там ещё?

@темы: вокал, терапия

21:53 

Репортажики из Средиземья

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
Перечитываю «Властелина колец». В силу последних осознаний и изменений (чувство, что мне всю жисть-жистянку велели как оценивать и что думать, а теперь я неожиданно могу думать сама — переполняющее радостью чувство интеллектуальной свободы) многое перечитывается с огромным удовольствием и неожиданными выводами и пониманиями. Я как будто узнаю себя заново — выясняю, что мне действительно нравится, а что на дух не переношу. Не потому что так сказали умные мама и авторитарные мужчины, а потому что вот это мне нравится, а это — на дух не переношу. Я, по этим новым знаниям, оказывается, искренне люблю Толкиена. Иногда до мурашек.
О, Мория, о, Казад-Дум! :)
Мурашки эти по большей части напоминают своих сестриц, возникавших утром первого января, когда семилетняя Ирка просыпалась, вскакивала и бежала в большую комнату к ёлке, где у здоровенной щепастой крестовины ждали подарки от Деда Мороза. Обещание чуда. Что-то настолько важное, насколько не будет важным ничего во всей жизни после (эх мы, эскаписты!).

А на одном месте только что меня коротко тряхнуло, как от от пальчиков в розетке, и слезы покатились. Потому увековечу сию цитату незамедлительно:

«Песни как плоды, они поспевают в свой срок и своим чередом».
(Фангорн)

В общем, пока не спится, мы с ребятами пошли на Изенгард.
Всем спокойной ночи!

@темы: хоббиты, терапия, мое, книги, Толкиен

11:28 

Я верю

Далеко, далеко ли далече. День от ночи ложится на плечи. Не жалей его, не зови.
Это как будто вся моя планета ядрёно взорвалась по причине внутренних политических конфликтов, а я единственная выжила, и лечу на космическом корабле в глубоком холодном космосе. Годы, звезды, мёртвые планеты пролетают мимо. И вот я нахожу тебя. Нахожу планету с гуманоидным населением, таким — вполне могущим стать родным. Но здесь повышенный уровень радиации, он для меня смертелен. И я наворачиваю круги по орбите желанной и притягательной планеты, моя аппаратура для связи сбоит, и я знаю, что вот они, рядом — живые люди, но мы останемся друг для друга только плохой картинкой на экране. А впереди и вокруг бесконечно пустой, холодный космос одиночества. А мы всё бьёмся в тщетных попытках наладить контакт. Спецы на планете расшифровывают мой язык, технические данные моего корабля, высылают мне управляемые модули с топливом, сканерами — чтобы потом помочь с лекарствами и провизией. Не приближаясь друг к другу, находясь в стерильном карантине. И однажды море безнадёжности вдруг озаряется светом маленькой и тёплой надежды — учёные расшифровали достаточное количество данных и в скором времени вышлют мне специальную софтину, которая будет сканировать парсеки вокруг и находить подходящие для моей жизни планеты. Софт пишется, работа кипит, и нет никаких гарантий, что будет готово скоро, и нет никаких гарантий, что софт будет работать на 100%. Но Вселенная перестаёт быть огромной и одинокой.
Я верю, всё будет хорошо.


@темы: терапия

Эники Бэники ели вареники

главная